Торфяные почвы бореальных регрессивных болот Западной Сибири: проблемы биологической диагностики и систематики | Почвенный институт им. В.В. Докучаева

Торфяные почвы бореальных регрессивных болот Западной Сибири: проблемы биологической диагностики и систематики

Е. А. Шишконакова1, Н. А. Аветов2, Т. Ю. Толпышева2

1Почвенный институт им. В.В. Докучаева, Россия, 119017, Москва, Пыжевский пер., 7, стр. 2
2МГУ им. М.В. Ломоносова, Россия, 119991, Москва, Ленинские горы

Рассматриваются растительные (геоботанические) индикаторы почв, распространенных на регрессивных болотах северотаежной подзоны Западной Сибири. Характерной чертой регрессивных болот является несоответствие современной растительности ботаническому составу торфа поверхностного горизонта, что затрудняет их биологическую диагностику. Приводятся данные по ботаническому составу торфа, степени разложения, мощности торфяной залежи. На мерзлых бугристых болотах под кустарничково-лишайниковой растительностью залегают торфяные олиготрофные деструктивные почвы, выделение которых предусмотрено в современной классификации почв России на уровне подтипа. Их индикаторами являются лишайники Cladonia stellaris, C. rangiferina, С. stygia, C. arbuscula, C. mitis, Alectoria ochroleuca, Сetraria islandica, C. laevigata, Flavocetraria cucullata, F. nivalis, Govardia nigricans. Предлагается выделить новый подтип торфяных олиготрофных регрессивных почв, приуроченных к немерзлотным типам болотных биогеоценозов. На сосново-кустарничково-сфагновых болотах индикаторами этого подтипа выступают лишайники Cladonia cenotea, C. chlorophaea, C. coniocraea, C. cornuta, C. crispata, C. deformis, C. gracilis, C.fimbriata, C. mitis, C. ochrochlora, C. pleurota, C. polydactyla, C. pyxidata, C. rangiferina, C. stellaris, C. subulata, C. sulphurina и печеночник Mylia anomala. Индикаторами мочажинного варианта регрессивных почв служат печеночник Cladopodiella fluitans, мхи Warnstorfia fluitans, W. exannulata, а также лишайник Cetrariella delisei.

Ключевые слова: торфяные почвы, регрессивные болота, растительная индикация, ботанический состав торфа.

DOI: 10.19047/0136-1694-2016-84-61-74


PEAT SOILS OF BOREAL REGRESSIVE BOGS IN WEST SIBERIA: PROBLEMS OF BIOLOGICAL DIAGNOSTICS AND SYSTEMATICS

E. A. Shishkonakova1, N. A. Avetov2, T. Yu. Tolpysheva2

1V.V. Dokuchaev Soil Science Institute, Russia,119017, Moscow, Pyzhevskii 7, bld. 2
2Lomonosov Moscow State University, Russia, 119991, Moscow, Leninskiye Gory

In this paper we consider plant (geobotanical) indicators of soils, occurring in regressive bogs in the north taiga subzone of West Siberia. The specificity of regressive bogs is the difference between current vegetation and botanical composition of the peat surface horizon, which complicates their biological diagnostics. The data on peat botanical composition, degree of decomposition and thickness are presented. Destructive oligotrophic peat soils, the allocation of which is provided in the actual Russian soil classification at the level of subtype, occur in palsa bogs under shrub-lichen vegetation. Their indicators include lichens: Cladonia stellaris, C. rangiferina, C. stygia, C. arbuscula, C. mitis, Alectoria ochroleuca, Сetraria islandica, C. laevigata, Flavocetraria cucullata, F. nivalis, Govardia nigricans. A new subtype – peat oligotrophic regressive soils – which occurs in non-freezing bog is suggested. The indicators of this soil subtype in pine-shrub-sphagnum bogs are lichens Cladonia cenotea, C. chlorophaea, C. coniocraea, C. cornuta, C. crispata, C. deformis, C. gracilis, C. fimbriata, C. mitis, C. ochrochlora, C. pleurota, C. polydactyla, C. pyxidata, C. rangiferina, C. stellaris, C. subulata, C. sulphurina and liverwort Mylia anomala. The indicators of regressive soils in bog hollows are mainly liverwort Cladopodiella fluitans, mosses Warnstorfia fluitansW. exannulata, and lichen Cetrariella delisei.

Keywords: peat soils, regressive bogs, plant indication, peat botanical composition.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.   Абрамова Л.И., Березина Н.А., Куликова Г.Г., Лисс О.Л., Тюремнов С.Н. Регрессивные явления на болотах Томской области // Природные условия Западной Сибири. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1972. Вып. 2. С. 51–60.

2.   Аветов Н.А., Шишконакова Е.А. Понятие трофности в связи с антропогенной эвтрофикацией верховых болот Ханты-Мансийского Приобья // Бюл. Почв. ин-та им. В.В. Докучаева. 2013. Вып. 71. С. 36–51.

3.   Боч М.С., Мазинг В.В. Экосистемы болот СССР. Л.: Наука, 1979. 188 с.

4.   Брадис Е.М. Растительный покров болот как показатель их типа по условиям питания // Основные принципы изучения болотных биогеоценозов. Л.: Наука,1972. C. 29–38.

5.   Валеева Э.И., Московченко Д.В., Арефьев С.П. Природный комплекс парка “Нумто”. Новосибирск: Наука, 2008. 280 с.

6.   Инишева Л.И., Березина Н.А. Возникновение и развитие процесса заболачивания на Западно-Сибирской равнине // Вестник Томского гос. ун-та. 2013. № 366. С. 172–179.

7.   Классификация и диагностика почв России. Смоленск: Ойкумена, 2004. 342 с.

8.   Классификация и диагностика почв СССР. М.: Колос, 1977. 223 с.

9.   Конспект флоры Азиатской России: Сосудистые растения / Под ред. Байкова К.С. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2012. 640 с.

10. Лисс О.Л., Абрамова Л.И., Аветов Н.А. и др. Болотные системы Западной Сибири и их природоохранное значение. Тула: Гриф и К, 2001. 584 с.

11. Лисс О.Л., Березина Н.А. Болота Западной Сибири. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. 204 с.

12. Лопатин В.Д. О наиболее существенных экологических особенностях болот // Экология. 1997. № 6. С. 419–422.

13. Лопатин В.Д. О новой трактовке определения болот // Экология. 1986. № 1. С. 70–72.

14. Ниценко А.А. Краткий курс болотоведения. М.: Высшая школа, 1967. 148 с.

15. Ниценко А.А. О понятиях верхового, низинного и переходного в современном болотоведении // Основные принципы изучения болотных биогеоценозов. Л.: Наука, 1972. С. 17–22.

16. Список лихенофлоры России. СПб.: Наука, 2010. 194 с.

17. Толпышева Т.Ю. Пространственное распределение и биотические связи лишайников на олиготрофных болотах Среднего Приобья (Западная Сибирь) // Биология, систематика и экология грибов в природных экосистемах и агрофитоценозах. Минск: Право и экономика, 2004. С. 231–234.

18. Adams G., Buteau P., Dignard N. et al. The Canadian Wetland Classification System. Waterloo, 1997. 68 p.

19. Belyea L.R., Lancaster J. Inferring landscape dynamics of bog pools from scaling relationship and spatial patterns // J. Ecology. 2002. V. 90. P. 223–234.

20. Berezina N.A., Inisheva L.I., Konishuk V.V. Structure of Vasuygan mire biogeocenoses // Екологiя водно-болотних угiдь i торфовищ. Київ: ТОВ “НВПIнтерсервiс”, 2014. С. 7–11.

21. Foster D.R., Fritz S.C. Mire development, pool formation and landscape processes on patterned fens in Dalarna, central Sweden // J. Ecology. 2002. V. 75. P. 409–437.

22. Ignatov M.S., Afonina O.M., Ignatova E.A. et al. Check-list of mosses of East Europe and North Asia // Arctoa. 2006. V. 15. P. 1–130.

23. Konstantinova N.A., Bakalin V.A.Andreeva E.N., Bezgodov A.G., Borovichev E.A, Dulin M.V., Mamontov Yu.S. Checklist of liverworts (Marchantiophyta) of Russia// Arctoa. 2009. V. 18. P. 1–64.

24. Pouline M., Fontaine N., Rochefort L. Restoration of pool margin communities in cutover peatlands // Aquatic Botany. 2011. V. 94. P. 107–111.

25. Ruuhijärvi R., Lindholm TThe Finnish mire site type classification system // Болотные экосистемы севера Европы: разнообразие, динамика, углеродныйбаланс, ресурсы и охрана. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2006. С. 338–347.